Земледелие в Татарстане из рискованного стало критическим
27 декабря 2005 года

"Слово - кореннику", - сказал президент, представляя главного докладчика. Коренником реформы Минтимер Шаймиев еще на первом земельном Совбезе (два с половиной года назад) назвал главу Минсельхозпрода РТ Марата Ахметова. Тот, как и положено кореннику, неуклонно повлек всю упряжку в привычном направлении: твердо дал понять, что итог 15-летия реформ по всей России просто катастрофичен, в Татарстане же дела идут неплохо:

- Наши потери в два раза меньше. Хотя мы и находимся в зоне критического земледелия...

До сих пор принято было говорить, что Татарстан - в зоне рискованного земледелия. Слышать это было хоть печально, но терпимо. И вот не успели оглянуться - зона уже критическая. Не сошел ли где-нибудь в Нурлате ледник?

И бог бы с ними, с климатическими условиями, но ведь критичны не только они. На сельском хозяйстве висит 20 млрд. руб. долга, из них 6 миллиардов - по налогам. Что интересно, инвесторы (крупнейшие из них - "Красный Восток" и Татфондбанк, уступают лидерам по размеру вложений в 5 - 14 раз "Татарстан сэтэ", Татэнерго, "Бахетле" и Ак Барс Банк), вложили в сельское хозяйство ровно те же самые 20 млрд. руб. Но ухитрились сделать это так, что на массе задолженностей по крестьянским зарплатам и по налогам это не отразилось.

- Не всегда законны действия инвесторов, - пригорюнился г-н Ахметов. - Хотя они идут на село не в целях извлечения быстрых доходов и нарушения допускают не в злых умыслах!

Вывод, по словам министра, "один: усилить господдержку, в том числе инвесторов". Главный ресурс поддержки - интеллектуальная мощь минсельхозпрода, который родил следующую схему. Две сотни сельхозпредприятий - тех, в которых особо заинтересованы наши "инвесторы", - должны быть в ближайшее время обанкрочены. Причем таким образом, что все их ликвидное имущество окажется проданным кому надо ("Желательно по доступным ценам", - деликатно уточнил Марат Ахметов). А поскольку цены будут "доступными", то вырученные деньги не покроют долгов. О долгах в этой схеме можно сразу забыть, в этом-то и ее прелесть.

Вообще-то это был чистый плагиат. Схема эта родилась не недавно и отнюдь не под чутким руководством Марата Ахметова, а еще в прошлом тысячелетии под чутким руководством Алексея Семина, бывшего главного банкротчика республики. И не раз применялась при переделе аппетитных кусочков собственности. Но теперь Минтимер Шаймиев вдруг удивился:

- А там кредиторы в очереди стоят - что им скажем?

- А ничего! - уверенно ответил из зала глава минземимущества Валерий Васильев. - Ничего они не получат. Все законно!

- В таком случае, - подал голос главный налоговик и, следовательно, главный кредитор Ринат Хайров, - можно возбуждать уголовное дело за умышленное банкротство!

Но куда более возбуждающе подействовало на зал сообщение о том, что в республике есть примерно 200 тыс. га ничейной земли, только никто не знает, где они есть! Дело в том, что некоторые из жителей села, имевших право на земельные наделы, умерли, не успев затребовать эти наделы. А поскольку межевание в республике до сих пор проведено лишь на половине земель, то и непонятно, где эти ничейные участки...

Но и это еще не все: по прикидкам минземимущества, есть 10 - 15 тыс. живых, которые имеют право на надел, но не получили его и теперь получают через суд... А это 50 - 60 тыс. га земли, и откуда ее взять?

- Да из государственных земель! - предложили из зала.

- А вот я наложу вето! - рассердился Шаймиев. - И не получите вы ни пяди!.. А кстати, пядь - это много или мало?

- Иногда и двух метров хватает... - мрачно пошутил Ахметов. Все-таки, похоже, расстроило его замечание Хайрова. А может, он просто решил продемонстрировать знакомство с произведением Льва Толстого "Много ли человеку земли надо". Так или иначе, но его шутка повернула размышления президента о земельных паях и обездоленных пайщиках в тревожное русло.

- Главы почти все те же, к счастью, - заметил Минтимер Шаймиев, оглядывая зал в поисках виновных. - "К счастью" - потому что человек должен знать, в какую дверь войти с вилами. В Кремль с вилами не пускают...

- Вот Айрат Назипович людей с вилами уже видел, - президент, обращая внимание зала на г-на Хайруллина, рассказал запоминающийся случай, не так давно происшедший с этим главным земельным магнатом под Зеленодольском. - Когда он ко мне пришел, был весь бледный. Еле ушел от пайщиков! У него машина быстро ездит, он от них оторвался, доехал до Кремля, а здесь - стены...

И это еще пока наши "инвесторы" пашут толком не размежеванные земли, где по закону ни черта не разберешь, где чье. А если межевание проведут, как обещано, за полгода в 2006-м, и по закону картина окажется, как на знаменитой карикатуре 100-летней давности (о столыпинской реформе): мужик одной ногой стоит на своем наделе, вторая там уже не помещается, а кругом - бескрайние поля кулака?.. Прав президент про вилы.

Но ведь и богатые тоже плачут! Прокурор Кафиль Амиров, рассказывая о проверке объектов сельского хозяйства (о результатах этой проверки - в "ВК" от 23 декабря), упомянул о деятельности судебных приставов:

- Они приглашают так называемых независимых оценщиков. И вот взяли одного худосочного бычка, распространили его вес на все стадо, и все стадо сдали на мясокомбинат. Таким образом, погасив незначительный долг, фактически изъяли имущество во много раз более дорогое.

- Эти судебные приставы - необузданный народ! - поразился Минтимер Шаймиев. - Слушайте, они уже съедают сырое мясо!..

- Я в жизни не видел такого произвола! - закричал из зала депутат Госдумы РФ Ринат Губайдуллин. - Судебное решение еще не вступило в законную силу, мы (Татфондбанк. - М.Ю.) его обжаловали, а приезжают в хозяйство вооруженные приставы и под страхом оружия телок забирают!

- Не было такого! - запротестовал шеф судебных приставов Хамит Шарипов. - А если было - тогда сажайте такого пристава!

- Правильное предложение, - с доброй улыбкой отметил Амиров, - будем сажать. Готовьте свои кадры!

Зал зааплодировал. Настрадались, выходит, от судебных приставов. Хитрая штука, именуемая диалектикой: если ты сегодня нагибаешь закон в свою сторону (вроде той самой манипуляции с дешевым банкротством и уводом посредством ее активов) и завтра делаешь то же самое... то послезавтра непременно столкнешься с тем, что кто-то другой успел нагнуть закон в совсем для тебя неудобную сторону. А все просто потому, что закон уже привык нагибаться. И кто его приучил? Вот эти самые плакальщики.

Кафиль Амиров, похоже, решил привести простенький пример, на что будет похож механизм действия дешевого банкротства со списыванием долгов.

- Хозяйством "Ялкын" Алькеевского района, - рассказал он, - с 2001 года не исполняется решение суда выплатить 113 тыс. рублей гражданке Хасановой за гибель сына. Четыре года не могут отдать деньги матери, потерявшей сына (он погиб из-за неисправности комбайна). Потому что все ликвидное имущество хозяйства выведено...

- Мы когда взяли это предприятие, там никакого имущества и не было! - немедленно заявил Айрат Хайруллин ("Красный Восток" - "инвестор" этого "Ялкына").

А Минтимер Шаймиев негромко сказал:

- Если бы у людей было право судить, они посадили бы нас...

Мне показалось, президент в этот момент был искренне убежден, что у народа нет такого права.

Марина ЮДКЕВИЧ, "Вечерняя Казань"
« Назад